?

Log in

No account? Create an account

February 24th, 2005

"Вследствие тождественности их сущности и природы Отец не есть нечто иное, чем Сын, но он не есть Сын. При этом Отец не есть Сын не через небытие - поскольку триединый Бог раньше всякого небытия,- но потому, что бытие предполагает возможность,- ведь ни одна вещь не существует, если не получает возможности существовать от того, от чего она происходит. А эта возможность ничего не предполагает (praesupponit), потому что возможность есть вечность. Поэтому, когда я вижу Бога, не предполагающего для себя никакого начала; и вижу Бога, предполагающего свое начало; а также вижу Бога, исходящего от того и другого, и при этом вижу не трех богов, но единство божества в троичности, я не сомневаюсь, что видимое мною в такого рода раздельности существует в нераздельном божестве истиннее и совершеннее, чем я вижу."

Догматы о троице и богочеловеческой природе Христа не поддаются рассудку. Но рассудок должен как-то примириться с ними. Положение о единстве противоположностей всё разрешает и ставит на свои места. Теперь можно говорить о бесконечности конечного, множественности единого, представимости непредставимого и белизне чёрного. Есть подозрение, что тут заключена высшая мудрость, и похоже оно основано на эффекте сшибки. Когда у вас в голове сталкиваются два противоположных процесса, оба с разбегу останавливаются и на какое-то время наконец-то воцаряется восхитительное безмолвие. Это - насыщенное аффектом чувственное переживание, медитация, своего рода токсикомания. И конечно, по сравнению с рассудком "белое безмолвие" - это уже всё-таки кое-что.

Это был такой русский оккультист, инженер путей сообщения Владимир Шмаков. Он формулировал закон тернера, примерно как в заголовке формулирует Кузанский. Где-то вот в таком духе:
Эзотерическое значение тройки состоит в том, что она, представляя собой начало синтеза, соединяет воедино и примиряет конфликт между двумя противоположностями, в том числе и между единицей и двойкой и поэтому считается первым совершенным нечетным числом (ибо единица, как уже говорилось, не в счет). В своем божественном аспекте тройка олицетворяет собой принцип Самосознания субстанционального Бытия в совокупности своих Атрибутов и свойств, то есть Бытия, вышедшего из своего однородного состояния в состояние неисчерпаемой множественности возможностей. Такое Самосознание будет синонимом Высшего Разума, Великого Архитектора, творящего из однородной субстанции Первоматерии (2) проявленный космос (4). В своем природном (космическом) аспекте тройка по выражению В. Шмакова есть "Кинетическая Деятельность Первоматерии, Конечный синтез, где все совершенно, закончено и раз навсегда предопределено", есть Тернер и Первообраз, способный творить, вырисовывая на космическом зеркале Великой Матери свой набросок вселенной.

Лосев А.Ф. НИКОЛАЙ КУЗАНСКИЙ И АНТИЧНО-СРЕДНЕВЕКОВАЯ ДИАЛЕКТИКА
Лосев пишет о том, что диалектика Кузанского имеет на самом деле античные корни, и цитирует в доказательство Платона, у которого тоже было Единое, котрое становилось одним, отграничиваясь иным. Таким образом, говорит Лосев, если мы пойдём назад, увидим, что одно и иное сливаются в Едином. Вот вам и единство противоположностей.
Можно сказать, что начиная с Византии абсолют медленно, но совершенно постоянно и неуклонно тощает и худеет, передавая свое могущество тому или иному виду самого инобытия. Самый глубокий, самый содержательный и самый неприступный абсолют, это – византийский. В Риме он же теряет часть своей мощи, так как значительную долю ее присваивает себе церковь. Для немецкой мистики и арабско-еврейской теософии он уже значительно сдвинулся с места, превратившись во что-то становящееся, плывущее и отчасти даже бессознательно становящееся. Для протестантизма он уже только идея, хотя покамест все еще необходимая. Для иных форм европейской метафизики (например, для материализма), он – абстрактная идея, но уже не необходимая, а более или менее случайно возникшая из жизненных условий, или абсолютное бытие, но безыдейное, бессознательное (то есть материя), или, наконец, просто субъективная фикция (как в крайнем психологическом солипсизме).