?

Log in

No account? Create an account

January 6th, 2005

В 13 веке в Испании жил каббалист по имени Авраам бен Шмуэль Абулафия. Он был, в отличие от многих других каббалистов, приверженцем непосредственного мистического постижения тайн, и даже написал пошаговое руководство по вхождению в состояние мистического экстаза, настолько простое и понятное даже неспециалисту, что учёные каббалисты впоследствии остерегались сделать его достоянием широкой общественности, то есть напечатать. Это касалось и других его книг, таким образом получилось, что большая часть его трудов и теперь доступна только в виде рукописей, то есть практически недоступна. На него, говорят, снизошёл дух пророчества в Барселоне, и он познал истинное имя Бога и имел видения. О которых, он сам, однако, говорил, что некоторые из них были посланы демонами, чтобы сбить его с толку, так что он "пробирался ощупью, словно слепой в полдень, в продолжение пятнадцати лет с дьяволом одесную". Так вот, Абулафия, когда ему исполнилось 40, отправился в Рим, к Папе, чтобы вести с ним переговоры от имени еврейства, так он решил, в смысле - никто его особенно не уполномачивал. Известны были споры между защитниками христианства и иудаизма, судимые высокими иерархами церкви. Шолем говорит, возможно на него повлияли слова Нахманида из одного такого спора: "Когда наступит конец дней, мессия по Божьему повелению явится к папе и попросит его освободить свой народ, и только тогда, но никак не раньше, поверят в его пришествие". Может быть у него были мысли о своей мессианской избранности, может нет. Возможно были, поскольку он был мистик, но он их отгонял, поскольку не сошёл с ума. Факт, что он отправился к папе. Сам Абулафия рассказывает об этом, называя себя в третьем лице Разиэлем, так как численно это имя было равно его имени Авраам, что папа распорядился "арестовать Разиэля, когда тот прибудет в Рим для ведения переговоров от имени еврейства, и ни под каким видом не допускать к нему, но вывести за черту города и сжечь". Проведав об этом, Абулафия, продолжает Шолем, "нисколько не смутился и занялся медитацией и мистическими приготовлениями. Основываясь на своих видениях, он написал труд, названный им впоследствии "Книгой свидетельства", в память о свом чудесном спасении. Ибо, когда он готовился к встрече с папой, у него выросло, пользуясь его собственным непонятным выражением, "два рта", и когда он вступил в городские ворота, он узнал, что папа - это был Николай III - ночью внезапно скончался. Двадцать восемь дней держали Абулафию в Коллегии францисканцев, но затем освободили"

Диспут Нахманида

Вот он, знаменитый Диспут Нахманида - между евреями и христианами, кто прав, и судит Арагонский король. "Итак, мы согласились, что будем сначала говорить о мессии. Пришел ли он уже, как верят христиане, или должен прийти, как верят иудеи. Затем будем говорить о том, является ли мессия самим Б-гом или же он полностью человек, родившийся от мужа и жены. А позднее будем говорить о том, кто придерживается истинного учения: мы - или христиане"
За христиан выступает крещёный еврей Пабло Кристиани, за евреев каббалист Моше бен Нахман (Рамбан). Записал диспут тоже Рамбан. Христианская сторона, правда, сказала с самого начала: "Это длинные речи, чтобы сорвать диспут."</a>, но всё было сложнее. Христиане видимо решили побить иудеев на их же поле, приводя для подтверждения того, что Мессия уже пришёл, иудейские агады. Это было зря. Нахман сказал в ответ: «Я не верю в эту агаду, но она - подтверждение моим словам».Тогда христианская сторона, как говорит Нахман, "завопила" «Смотрите, он не верит в свои книги!»
"Я ответил, насмехаясь над ним: «Это не относится к диспуту, однако ты не говоришь правду. Рабби - это не «маэстро». Рав - это «маэстро». А те, кто без рукоположения, в Талмуде зовутся рав. Но я согласен, что я не «маэстро» и даже не хороший ученик». (Говорил я это из скромности)."
Вообщем, никакой надежды победить христианам, поскольку за христиан выступает во-первых, еврей, во-вторых, еврейскими методами, в третьих на еврейском материале, а в четвёртых, если он что-то и сказал ещё, то еврейская сторона могла совершенно искренне счесть это бессмылицей, сообщив, что тут "Брат Пабло начал говорить нелепости, не имевшие отношения к делу".

105. Тогда встал брат Пабло и сказал, что он верит в абсолютное Единство, но тем не менее в Нем есть троица и что это вещь столь глубокая, что ангелы и архангелы не знают ее.

106. Я встал и сказал: «Но ясно же, что никто не верит в то, чего он не знает. Следовательно, ангелы и архангелы не верят в троицу»!


Что иудею ясно, то христианину совершенно неочевидно.